Дневник метеоритной экспедиции на Сихотэ-Алинь, 1997 г


День начался, как понюшка нашатыря: пробуждение в 6 по-местному, поезд со сквозняком + температура около 0о на станции. Очень быстро сели в автобус. Выкатились из драндулета у д.Лукьяновка, свернули влево по ходу движения и ... встали. И стояли эдак часов 5. Или 6. Нищета аборигенов, по-видимому, никак не подкрепляется желанием заработать: водитель приехал очень поздно, никак это не прокомментировал, да вдобавок за обещанные 120 т.р. не довез, докуда мог бы. Далее началось ожидание В.И., уехавшего за визой от местных "зеленых" (понимать буквально не обязательно). Отъезду В.И. предшествовало появление ст. лесника Ветрика (на джипе Land Crouser!!!). Допив балласт в виде пива, мы двинулись челночничать, и по возвращении с первой ходки встретили возвращенца. Через некоторое время весь груз оказался на наших плечах (многие "огорбели с 2-х и более сторон"). На своротке с лесной дороги организовали промежуточный лагерь (было поздно искать место для базы). Вопреки обещаниям туземцев, голодных китайских (не плюшевых) медведей, жрущих зеленые желуди, пока не встречено. Около 9 вечера по местному времени колонна во главе с идейным вдохновителем с песнями влилась в палатки и не вылилась.

 

Итак, завершилась наша первая ночь в дальневосточной тайге под регулярный вой изюбрей (совсем где-то недалеко от нас 1-2 км), шуршание неизвестных ночных животных, слушать которое мне мешали всхрапывания соседей по палатке и неукротимый Асин будильник. Встали дружно безо всяких усилий со стороны дежурных, т.к. проспать 11 часов оказалось достаточно для всех. Утром вокруг палаток меня поразил пересвист рябчиков, который имел свой акцент (видно китайский).

В 15-ти минутах ходьбы от лагеря вышли к стоянке трех мужиков из Дальнегорска и их небольшого японского грузовика. Переход до Большого Метеоритного ручья занял примерно 1,5 часа, где после непродолжительных поисков и сделали базовый лагерь. Пока мы разбивали лагерь, дежурные варили борщ, начальник втихаря взяв миноискатель успел отличиться - нашел первый осколок метеорита совсем рядом с лагерем, что вызвало вполне понятную зависть и веру в успех нашего "предприятия".

После обеда все дружно ринулись на ближайший склон, вооружившись металлоискателями. Находки, сопровождаемые радостными возгласами, не заставили себя ждать. Тут же, в зоне наших интересов, мы встретили дальнегорцев, которые уже возвращались в лагерь. Самым результативным оказался поиск металлоискателем "Amigo" и на правом борту долины ручья-притока Б. Метеоритного.

Ближе к вечеру тучи стали заметно сгущаться, стали доноситься раскаты грома и упали первые капли дождя. Все, за исключением нас с Татьяной, двинулись в сторону лагеря, а мы еще остались утюжить борт ручья. Но через полчаса дождь усилился, и мы тоже решили закругляться.

Уже в непосредственной близости от лагеря прибор снова дал уверенный сигнал и очень скоро на поверхности оказался штык лопаты.

В результате поисков наша двойка пока оказалась в лидерах поисков метеоритов - 14 штук, в том числе самый большой.

Ужин прошел под усиливающийся дождь и общение с Ильей, чей лагерь находился в 200-х метрах от нашего.

Первый поисковый день я бы назвал вполне удовлетворительным с мыслями о чем я и отошел ко сну.

 

Ночью лило. Прогноз о тайфуне 25-го, кажись, подтвердился, да еще с грозой (и это в сентябре). Под аккомпанемент дождя на сонном экране шел сериал о бедном метеоритике и беззащитных камнях с неба. Сюжет, видимо, достиг развязки, т.к. пробуждение было резким и окончательным. Еще не светало. Непонятная боль под ребрами - может ром капитанский.

Встали не спеша и уже когда рассветало. Кругом сыро, но не холодно. Овсянка с кофе прошли замечательно, и народ стал готовиться к выходу в "забой". Сформировалась команда идти на кратера - Алеша В., Гараевы и Я. Алеша Г. в лагере останется - немного нездоровится.

Зашли дальнегорцы. Вчерашнюю нашу находку диагностировали как дротик 12-го века (москвичи вчера определили его как гвоздь для триго???). Их "археолог" и директор музея Виктор просветил нас немного, что, откуда и почему эта находка (в купе с двумя наконечниками) так их интересует. Даже пытался реквизировать дротик в пользу музея и объяснить мне, что он не ржавел в земле 8 веков, так как ковкое железо упрочнилось и лучше ведет себя, чем метеориты, в земле!

Наконец-то вышли. Москва еще завтракала. Мимо бани и по тропе, ставшей основной для захода по Б. Метеоритному, пересекли ручей и болотину. Все более узнавалось, что этой дорогой воспользовались мы 10 лет назад, уходя в пос. Метеоритный, т.е. мы ее и проторили сюда, куда хлынул основной поток "искателей" космического железа в последние годы.

Прямо напротив перехода взяли влево, чтобы, постепенно набирая высоту, выйти в район сопки Кулика - Метеоритной.

Солнца еще не было и не очень-то сыро. Алеша мучил "Amigo". Больше всего везло Саше Гараевой - грибов много и много новых и диковинных. Переработка леса идет здесь очень интенсивно. Вышли на седло. Нашли квартальные столбы и... я пошел в другую сторону. Вовремя остановили, сверили компасы, чтобы не мудрить взяли на запад и действительно по визирке вскоре вышли на дорогу, ведущую в лагерь базовых экспедиций. Километра через 2,5-3 пришли таки на это место. На дороге встречается вывеска "Метеоритные кратера Сихотэ-Алиня. Охраняется государством". У лагеря этот анонс повторяется.

По дороге в этом году никто не ездил. Видны следы пребывания школьников из Лукьяновки. Система GPS-40 взяла 3 спутника только на открытом месте, а на месте кухни отказалась сделать это. Окрест видны следы пребывания Homo sapiens высокого интеллекта и московского уюта, как-то, настил из тонких деревьев, печки, каркасы палаток, навесов, мостики и даже деревянная кровать. Засняли на фото "предсказатель погоды" из елового сука -- последний раз я его видел здесь 10 лет назад.

По указателю кратер No 3 пытались его найти. Но первым попался толи 64, толи 27 или 46. По описаниям Кринова и Цветкова угадать не просто. Решили попробовать на более крупных. Осколки оказалось находить проще. Носитель "Amigo" Алеша В. Вместе с Асей быстро освоил методику угадывания в детской игре "в какой руке?". Прибор на давал ошибок. Были случаи, что звенел сразу в двух руках. Осколки попадались миллиметровых размеров.

Надо заметить, что процесс поиска железа увлекал команду больше, чем поиск кратеров, тем более что не могли никак найти точную привязку, GPS-40 не находил своих спутников из-за растительности. К 5-ти часам дня могли все же сказать, что мы побывали на кратерах No 3, 1, 32, 2, 5 и задержавшись у воронки 102 извлекли из нее 2 батарейки Energizer, а затем на борту вызвонили россыпь осколков, выкинутых видимо при вскрытии.

Но время уже 6, по склону сопки Кулика свалились к болоту, взяв восточнее, пересекли его и ручей тоже, вышли на зимник. Тропы десятилетней давности так и не нашли. Зимник, а затем тропа уверенно вывели в лагерь, по пути вызвонив штырь, болт, проволоку и обломок какого-то транспортного средства. Пришли первые.

Алеша Гурин пытался изменить облик лагеря, изобразил навес (ну очень тяжелый), сидения и прочее. Пришли отряды: Ваня с Таней с ближайшего лога выдали несколько метеоритов -- среди них один очень красив. "Теоретики" (надежды кафедры теорфизики) в лице Гриши и Дениса с ходу отрабатывали версию ручья -- результат 0.

Алеша не угомонился -- и вскоре не отходя далеко от тропы стал претендентом на главный приз сезона, а уже на музейный экспонат его находка тянет точно.

Вечер по графику. Командирские, каша, чай с лимонником. Треп. Крепко вызвездило. В палатке, куда ушел писать дневник -- пар изо рта даже с горячей свечкой.

Первый рабочий день прошел разнообразно и успешно. Жаль, что осталось их немного.

 

Сегодня сентябрь (с утра) -- уже в 27-ой раз. Вставать пришлось рано -- вторая стадия дежурства. Это уже вошло в силу начало 3-го дня на гостеприимной приморской земле.

В половине 8-го утра был организован единичный подъем для дежурного-заведующего отоплением в виде костра. Ночь была, мягко говоря, прохладная, но лагерь стоит под деревьями, поэтому у нас было потеплее, чем на самом деле. Уже было светло, хотя сумерки еще прятались в густых ветвях пихт, закрывающих сверху нашу стоянку. Небо чистое, прохладное, высокое (почти как у А. Болконского), но от него веет холодом. Вокруг тишина -- даже на слышно обычно с шумом падающих листьев: все замерло и застыло в предутреннем сне, даже туман еще не разошелся.

Уже через час угли в костре стали давать тот жар, который от них ожидаешь. В это утро впервые в качестве подъемного средства использовался прибор (или совокупность приборов и механизмов) в виде сковородки и поваренной ложки (в народе просто именуемой "поварешкой") -- принцип действия означенного прибора сводится к приведению поверхностей обеих составных частей прибора в соприкосновение, но со скоростью, достаточной для возникновения звуковых волн с частотой в диапазоне 10-2*105 Гц (соответствующие выкладки расчета происходящих волновых процессов НЕ приводятся).

Завтрак прошел в теплой дружеской обстановке и за разговорами об увиденных за ночь сновидениях (некоторые из них были просто ужасные). На распределение нарядов ушло немногим больше времени, чем предполагалось, так как неожиданно вкралось некоторое обстоятельство в роде "бани": подразумевалось устроить ее сегодня ближе к вечеру, наряды вышли сокращенными в смысле их продолжительности. Планировалось одной бригадой отправиться в район кратеров, другой -- перевалить через сопку (восточную), под боком которой мы стояли, еще одной -- прочесать район слева от тропы сразу за болотом к северу от лагеря.

Близко ходящим бригадам полагалось вернуться в лагерь для отчета перед руководством, которое в этот день занялось работой в лагере -- опись уже выкопанных образцов, проработка возможных новых направлений поисков, заданий и т.д.

Много удовольствия получаешь от простого шастанья по тайге и созерцания локальных пейзажей (дальше 20-ти метров уже ничего не видно). Должность копателя позволяет свободное гуляние, т.к. писк прибора No 2 (настоящее наименование прибора не приводится в виду его секретности) слышен издалека, в то время как должность сапера подразумевает методичное "пропылесосывание" почвы. Смена копатель-сапер производится раз в 1-1,5 часа.

Утро выдалось холодное (первое ясное после пасмурного времени), воздух и земля долго прогревались.

Рельеф долины неоднозначен (нетривиален, неизотропен), наблюдается череда низинок со следами болотной активности и возвышенностей с супермягким мхом.

Часам к 8 утра (по Свердловскому времени, т.к. часы переводить лень, да еще есть возможность по тренировке в устном счете -- разница в 5 часов) живность расшевелилась, ветер разгулялся, солнце разогрелось. Росы было мало по причине холодного отношения погоды к природе.

В нашем лагере свой микроклимат и снеговых выпадений зафиксировано не было, а у москвичей (аканье слышно в первой же фразе) -- их лагерь метров на 300 ниже по течению -- был иней.

Мы застали очень интересное время года -- пик золотой осени. Лес уже начал понемногу бледнеть, а ковер из опавших листьев и иголок -- богатеть и расширяться. Хотя березы еще не совсем покрылись золотыми монисто из своих листьев - местами они еще зеленые. Если не вдаваться в подробности пейзажа, то его можно спутать с районом Перегона. Хотя здесь невозможно представить звук электропоезда или гудки паровозов.

Под ногами в основном мягкая почва (намек на возможность нулевого результата поисков вещества). Через 1,5 часа ушли в лагерь (как и предполагалось заданием) и вдоль пути, уже по привычке, прозванивали окрестности. И в жутких по своей густоте кустах, на твердой почве, нашли первенца этого дня. Доложив о находке по команде, ушли на новое задание -- прочесывать окрестности тропы по теории Н.Е.Грибника. Находок было 1,5 -- полноценный образец и звенящий камень.

Хорошо в тайге -- ломишься сквозь кусты, как лось, сверху слышны позывные канюка, вышедшего на охоту и ведущего свой дозор, рябчики с хрустом взлетают, ломая тонкие ветки, белки скачут по кронам кедров -- только их пушистые темные хвосты мелькают. Тайга чутко реагирует на твое к нее отношение и если ты ведешь себя с ней, как с другом, она раскроет и покажет свои кладовые, поделится своими тайнами!

Главное намеченное на сегодня мероприятие -- операция "баня: чистые ноги". Недалеко от лагеря жителей 850-летней Московии (златоглавой, белокаменной, первопрестольной) есть поляна возле ручья, которой отведена роль пола "бани". Есть странный параллелепипедовидный каркас из березовых веток, есть куча камней, под которой разводится костер для нагрева последних, есть скамейка из двух сколоченных скобой чурбаков, а рядом в ручье -- запруда.

По моему разумению, технология должна была быть таковой: камни нагревают докрасна (подразумевается, что камней -- много, а интенсивность свечения древесных углей высокая, следовательно, мощность теплового излучения достаточна для раскаливания камней).

Следующий шаг -- проверка "герметичности" запруды, т.е. поток воды через поверхность плотины должен быть минимальным. Далее раскаленные камни следует побросать в запруду. В итоге должна получиться запруда с теплой водой, пригодной для совершения старинного обряда омовения.

Но большинство предпочло воспользоваться другим рецептом, более прозаичным, варварским по отношению к запруде способом, к тому же менее предугадываемым. Вышеозначенный каркас закрывается 2-мя тентами (одного просто мало), места их соединения для герметичности заклеивается шотландской липкой лентой (скотчем), далее угли из-под груды камней выгребаются, а на место с камнями ставится каркас. В результате получается подобие помещения типа "баня" с внутренним источником тепла (интенсивность излучения источника - затухающая). Теплая вода подается извне дискретными (квантовыми) порциями.

Обе модели имеют ряд преимуществ и недостатков и описывают, по сути, два подхода к способу омовения. Причем они не пересекаются, а если объединить обе системы, может получиться просто супербаня.

Недостатки 1-ой модели: высокий коэффициент потери тепла в реальной модели, хотя и это можно довольно легко решить, например, при использовании двойной сферической печи с абсолютно отражающими стенками; охлаждение запруды, т.е. скорость охлаждения, можно понизить химическим, механическим, термическим и иными способами.

К недостаткам 2-ой модели относятся малый объем предоставляемого помещения, длительное время повышения температуры камней до необходимой, излишние сопровождающие нагревание механические процессы, в простонародье именуемые пилкой и рубкой дров, раскочегаркой костра (имеется ввиду искусственное нагнетание больших объемов кислорода в область костра под грудой камней).

При подготовке топлива присутствовал Женя Ветрик (младший брат), здешний лесник (2 недели, как назначен). Естественно, завязался разговор о прошлой экспедиции, об охоте, о теперешней ситуации в Приморье и вокруг заказника. Его достопримечательной собственностью был огромный мачете, сделанный из листа толщиной 1,5-2 мм с лезвием длиной около 30-40 см. Конечно же, сделали групповой портрет на разные типы пленок. Так, слово за слово, вернулись в свой лагерь москвичи (примерно в 19.30) и было решено, что они пойдут в баню первыми, мы -- после, ограниченным составом. На том и порешили, а в лагере нас уже ждал ужин с оладьями и компотом из лимонника.

Через некоторое время, уже потемну, наша банная команда отправилась вкушать таежные прелести в виде "бани" 2-ой модели. Вернулись приободренные и довольные.

В этот вечер уже во второй раз мимо нас с хрюканьем пробежали кабаны в ночь, с болот на кормежку.

Ночью опять вызвездило -- жди хорошей, неповторимой устойчивой целый день погоды. Кричал и ухал филин, велись всякие мирные разговоры до полуночи и заполночь.

Еще один рабочий день вдали от суеты цивилизации затухал вместе с костром и разговорами в палатках.

 

>

День начался не сказать, чтобы интересно: будильник до момента окончательного выключения звонил четырежды. Тем не менее теплая каша и горячий кофе через час вынуждены были повторить свою работу по окончательному отрыванию народа от сна.

Несмотря на благие намерения, ускорить процесс покидания лагеря не удалось, и прождав начальника, поболтав от души, только в 11 утра получили задания и расползлись по местам назначения. Наша бригада: Иван, Гриша, Я пошли "на кратера". Задание у каждого свое: искать кратера, искать метеориты, описывать воронки соответственно. Но прежде, чем приступить к работе, следовало дойти до нее. Во время дохождения с успехом выяснилось, что при росте 160 см длина ног оказывается недостаточной, чтобы а) прыгать с кочки на кочку по болоту и б) перелазить через бревна. Тем не менее, личную задачу ботаника -- сбор гербария -- выполнять удавалось. Насколько удачно выполнялась общественная задача ботаника -- описание кратеров, судить лучше не буду.

Но не только этим был славен наш путь. Ведь были выловлены несколько больших, с ладонь, метеоритов, бегали белки, бурундуки, мирно сидел на дереве бражник (бабочка, а не человек -- прим. Ред.), да и следы медведей и кабанов, показанные Иваном, не оставляли нас равнодушными. И все-таки часам к 5-ти вечера тяга к дому, еде становилась все явственнее, особенно для желудка.

А как же ожидаемая баня? Нас чуть не "обманули" - уже при подходе нам встретились две наши дамы с ведрами и полотенцами в руках. Но и добравшись до бани через примерно час (поев и отдохнув), мы поняли, что жара нет и не будет -- в потолке сияла дыра.

Говорят, что "небо в алмазах лучше всего видно тогда, когда нет крыши", в чем мы с успехом и убедились. Мальчикам, правда, повезло еще меньше -- им пришлось заделывать эту дыру в потолке (а баня то стынет), их лишили ковшика ("мы его принесли, мы его и унесем"). Но визги, услышанные нами из лагеря, не до конца подтвердили эту печальную теорию.

Завершался день интеллектуальной игрой "Мафия" под громкие крики убиваемых и ведущего. Только к часу ночи все успокоились и расползлись по спальным мешкам, предчувствуя холодную ночь и теплый солнечный день.

 

Как несправедлива ко мне судьба. Подошло очередное дежурство. Надо утром рано вставать. Не надо было поздно ложиться спать! Да еще к тому же придется что-то калякать в дневнике, а в голове последнее время мысли редко забредают. Только-только мелькнула в голове эта мысль, как тут же зазвенел будильник. Ну зачем человек изобрел его. Будильник оказался упрямым. Я вообще-то человек упрямый, но чувство ответственности заставило меня встать.

На улице прохладно, градусов 2-3. Бедный градусник -- ему ведь холодно. Но сначала я пожалел себя и развел костер. Затем проснулась Татьяна и приготовила кашку. Чаек постепенно закипал, и по мере его закипания, выползали из палаток искатели сокровищ космоса.

Когда кашка приятно забила пустой до этого желудок, было намечено 2 группы. Одна из 3-х человек на кратера, все остальные помимо Гроховского на прочесывание одного участка, расположенного близко к границе эллипса. А Гроховский остался в лагере в качестве кухаря. Я был во второй группе.

Мы тронулись в путь. Договорились миноискатели не включать, иначе быстро бы мы не дошли, а путь не близкий. Шли примерно до цели час сорок. Затем искали метиориты, используя функцию Random. Если вблизи находили 2 штуки или более, то на этом месте делали участок 20х20 метров. Таких участков было 3, столько же было и миноискателей, так что работы хватало на весь день. На каждом участке было найдено по 7-9 находок и все мелкие, что, возможно, доказывает о наличии этих участков у границы эллипса. Так же были найдены квази - метеориты, в том смысле, что это не метеорит, но звенит. Не гвозь или какая-то железяка от трактора, которых мы столько нашли за все время, а тоже звенит. Одним словом какой-то камень, но очень интересный.

Обратно путь был не по прямой, а по дугообразной кривой, по которой бы блуждали некоторое время. Но Сусанин - Ася нас все-таки вывела к месту нашего лагеря. Где нас ждал теплый прием Гроховского. Горячего чая я напился вдоволь.

Уже стемнело, и все сгруппировались вокруг костра. Было тепло, порой даже очень, иногда чувствовался запах паленой резины. А бедный градусник находился далеко от костра, наверное, завидовал нам.

Вскоре произошла встреча Екатеринбургской мафии с Московской. Звучали выстрелы, но все остались живы и здоровы. Перед этим успели отпраздновать день метеоритики и провести лекцию, которую читал москвич Илья. Вечер был познавательным, веселым и интересным.

Но вскоре город заснул, и только мыши неугомонно шуршали пакетами, да звенели посудой.

Накануне, как обычно вызвездило. Ночь была в меру прохладная. Мыши, сбежавшие в наш лагерь со всей округи, интенсивно шуршали. Наверное, они умеют лазить по деревьям, потому что обнаружены дыры на п/э мешках, в которые были упакованы продукты.

Народ угрюмо выбирался из палаток к завтраку. По-видимому, даже утром люди обдумывали, пережевывали научные выкладки лекции о метеоритах, которую читал Илья (один из москвичей). Лекция вызвала чрезвычайный интерес научных сотрудников и студентов нашей группы, что помешало официальной части лекции вылиться в ее неофициальную часть. Итак, утром еще час-полтора сегодняшнего дня все были, видимо, в науке. Оживление в массах стало наблюдаться где-то около 10 часов утра. Часть группы (3 человека) в главе с Ваней пошли "добивать" кратера. Перед остальными стояла более сложная задача -- обследовать болото около сопки Кулика. Наши "специалисты" по поиску должны были "прозвонить" чудные болотные экземпляры и извлечь их на поверхность с помощью лопаты. Итак, группа в нетерпении выполнить поставленную задачу, топталась у костра, как всегда дожидаясь начальника. Он опять исчез (обычное состояние). Около 11 часов мы двинулись. По дороге -- съемка группы, вышагивающей из болотных трав.

Заложили и обследовали несколько "болотных квадратов", но ничего не нашли. Грустно.

Группа искателей больна физически (20 % группы t < 36оC, примерно 20 % около 36 -- 37 оC, остальные кашляют, чихают) и морально. Сегодняшний день самый нерезультатный в плане находок. Однако это не помешало мобилизоваться и за вечерним чаем, разыграться. В первой игре (может быть она называется "угадай слово") самым трудным оказалось слово "обормот". В игре "ситуация" самая интересная -- Биатлон. Наигравшись, нарезвившись, народы ушли спать.

 

Третий день стоит жара -- 18 -- 20 оC. У нас в Свердловске лето было холоднее. А тут уже октябрь, и светит солнце. Хотя лес стоит уже совсем желтый, прозрачный. Но ходить все равно тяжело -- все перевито лианами, перегорожено старыми полусгнившими деревьями.

Гроховский с утра загнал всех в болото, взяв у ленинградцев два суперновых миноискателя типа "White's". Они более мощные и берут глубже, поэтому можно работать и на болоте. И действительно, некоторый метеориты были откопаны с глубины 30 -- 50 см. С одним таким мы с Денисом возились чуть ли не целый час, пока достали его из-под корней, да еще чуть ли не из воды. Зато он оказался на удивление весь белый без привычной окисной пленки. Она, видимо, отпала, пока мы его ковыряли.

А потом был откопан самый большой метеорит -- почти 9 кг. Его персонально с почетом отнес в лагерь Ваня, который крутился тут же со своей видеокамерой.

Одним словом, опять наковыряли много-много железа. Начальник хватается за голову -- как выносить будем. А еще он все носится со своей идеей найти метеорит в дереве. В результате надо идти на обед, а мы расковыряли лопатой полусгнившее дерево, т.к. оно все "звенит", и видны струйки ржавчины. Захватили в лагерь и большущий кусок дерева. Но так в нем ничего не нашли. Есть предположение, что это когда-то побаловались охотники, а сейчас от пуль кроме ржавых дырок и потеков ничего не осталось. Бригада со склона тоже кое-что принесла.

После обеда "побежали" за горку на ручей Поплавского, тоже отработать болото, пока действует договоренность об использовании чужих (но хороших) миноискателей. За перевалом лесовозная дорога. Красивая, широкая. На Поплавского еще отработали две площадки -- в основном мелочь, но ведь это уже почти самый конец эллипса рассеивания. Лешик (т.е. Леша младший) разочарован. Он все рвется за большими и чтобы много. Обратно возвращаемся уже совсем в сумерках. Ноги у меня совсем заплетаются -- то сучок, то лиана, то бревно. Не обошлось и без падений. Выживем.

Иван по этой эе прекрасной дороге прошелся с ружьем, настрелял кучу (7 штук) рябчиков и набрал ягод лимонника. Поэтому когда мы пришли в лагерь, уже был готов компот с оладьями, а на костре варились рябчики. Поэтому на обед с рябчиками были приглашены люди из соседних логовов. Очень неожиданно, но прекрасно прозвучал романс Римского-Корсакова в исполнении Ильи и его же стихи. Кончился день играми: в мафию, в крокодила, в ситуацию. Пиф-Паф.

 

Пошел девятый день (куда он прошел, никто так и не узнал) нашего пребывания в тайге, и "за руль" дневника (уже на десятый день вечером) сел я, ЧДФ. Боже мой! Как давно это было. В связи с давностью прошедших событий, не уверен, что смогу отобразить (не комфорно, а просто, на, бумагу) их в том порядке, в каком они шли (кстати, куда они ушли, тоже никто не успел заметить). Поэтому ограничусь изложением фактов без соблюдения хронологии.

Дневник я пишу глубоким вечером, так как весь день спал, да и, как известно, Ее Величество ЛЕНЬ, увы, родилась раньше меня (вот и сейчас, надо заниматься костром, а я сижу и пишу, в то время как все остальные искоса, лукаво поглядывают то на меня, то на потухший костер, то на меня, то на потухший костер... {Всемирная история, банк "Империал"}). Ну да ладно, надеюсь, они меня простят, перехожу к быстрому изложению фактов, дабы потом суметь реабилитироваться в глазах (странно, почему именно "в глазах", ... не знаю) однополчан.

Самое главное и, к сожалению, печальное, событие сегодняшнего дня -- это расставание с гурой-трансцеденталом (он же Илья) и его коллегами. Описывать это событие немного грустно, но есть надежда, что мы встретимся с ним в славном граде Владивостоке на конференции с каким-то странным названием, суть которого -- МЫ и ОНО, то есть Мы -- человеки, живущие на планете Земля (вообще-то я не знаю, чтобы они -- человеки, жили где-то за пределами того блина, который стоит на трех слонах, китах и еще ком-то), и Оно -- все то, что Мы понять не можем (ну это глобально), а в частности -- мусор, сыплющийся на голову. Хотелось бы поговорить об Илье подробней. Илья -- член Метеоритного комитета, находящегося в Москве, но насколько я прочувствовал ситуацию, этот комитет уже по большей мере существует формально (просто денег нет на все это у руководства нашей славной родины). Учитывая, что Илья с командой здесь уже второй раз в этом году и, как опять же я себе это вижу, "копают" они не столько для комитета, сколько для себя. Однако, следует заметить, что "рынка" метеоритов в РФ нет, а вывоз запрещается, но, учитывая, что примерная стоимость (из неофициальных источников) 1 грамм = 1$ (ну это там, у них), можно предположить, что есть некие структуры, которые занимаются контрабандой. Фактом, подтверждающим теорию о вывозе "полезных ископаемых" является то, что за последние 4 года в России не обнаружено ни одного нового метеорита (ранее было более двух в год). Нет, они не перестали падать, они стали "пропадать". Есть версия, что метеориты "уходят" из страны благодаря (знаю, знаю, что предлог "благодаря" нельзя использовать в данном месте, но все равно пишу) "старателям", разъезжающим по стране и зарабатывающим на этом деньги. Естественно, непосредственным вывозом эти "сталкеры" не занимаются, их дело найти и выкопать.

Все это меньше всего относится к Илье потому, что он имеет непосредственное отношение к метеоритике и еще что-то делает для науки. Это относится: к питерцам -- профессиональным старателям (Я, конечно, был заворожен той романтикой, о которой услышал от них. Шутка ли, "профессиональные кладоискатели", "пропылесосившие" минимум полстраны. Об их профессионализме говорят их приборы White's, в который я влюбился с первого взгляда, это просто ВЕЩЬ!!!) и дальнегорцам (люди, ищущие останки древних цивилизаций прямо на оси эллипса рассеяния, как будто в других местах тайги мало и аборигены жили в "потенциально опасной" зоне метеоритопадения, кстати, "тоже ученые"!).

Гура другой, он -- хороший. Человек неординарный, неоднозначный (и как сказано было выше "нетривиальный, неизотропный" [да, RRLW, понимаю что это типичный плагиат]). Представить только, сходу спел Римского-Корсакова, затем прочитал стихи собственного сочинения (уверен, рисует он тоже отлично). В общем личность творческая. Вот так в общих чертах я смог обрисовать Илью. Прощание, как всегда, сопровождалось фотографированием на память ("память" - не название фотоаппарата) на все фотоаппараты (фотографирующий при этом был похож на новогоднюю елку).

Другим событием сего дня была прогулка до ручья Поплавского под кодовым названием "поиск лимонника". Дело в том, что, Иван, он же трансклюкатор, накануне, когда был организован выход в ту же область тайги командой из питерцев (Андрей, Сергей), а так же доблестных участников нашей организации: ВИЙ, АС, RRLW, Тарзан (он же директор фирмы по заготовке дров "Накося-выкуси"), Ваш доблестный Синхронафигатор, -- для поиска металлолома (который летал в качестве мусора, не "мусора" - слуги правопорядка, а как барахло никому не нужное. Не здесь не нужное, а там в космосе никому не нужное, так как если бы ОНО им было нужно, они бы не кидались этим в нас), который и упал грудой железа на Сихотэ-Алинь, где мы доблестные искатели приключений и имеем честь его собирать, нашел область Х. Задача изначально была многозадачной (велик могучем русский языка). Кладоискатели с White's-ами, ВИЙ и АС искали "руду" в болоте, прошу прощения, в "Марье", хотя, по-моему, разница небольшая: болото оно и есть болото, мы -- Тарзан, RRLW и я искали на склоне возле дороги (Тарзан собирал "мелочь", а мы с RRLW трепались, точнее дико ржали, так как RRLW рассказывал мне шутки из КВНов, записанных у него на кассетах), в то время как проворный и бесстрашный Трансклюкатор добывал дичь в теле рябчиков, съеденных позже, составом представителей трех столиц. Дак вот, вернемся к событиям побудившим нас пойти на тропу (не войны). Иван во время варварского уничтожения беззащитных рябчиков нашел, с его слов "Клондайк" в виде непроходимых джунглей лимонника.

Утро начиналось как всегда, все вставали с трудом ("труд" вообще не хотел вставать), как водится, поели, попили, потрепались, потянули резину (тянули так долго, что она чуть не порвалась), подобивали время (оно израненное, однако, смогло уползти). Так прожили до обеда. Часть наших сотоварищей, особенно сильно поддающихся чужому мнению, во главе с дежурными (Метеорит и Трансклюкатор), хотели уйти не пообедав, тем самым избежав участи варить кашу (это касается "передовых"), но другая более здравомыслящая и предусмотрительная часть под моим чутким и внимательным руководством, благодаря моим талантам политика и дипломата (я гожусь своей скромностью) не допустила столь позорного бегства от страшного и неминуемого "голода", начавшегося еще вчера с дичи.

Пообедав, мы двинулись (не умом). У каждого проснулся и зашевелился (у некоторых он просто буйствовал) инстинкт охотника и собирателя. Все шли, потирая руки, готовясь наброситься на бедный лимонник. Самое интересное ждало нас впереди... Оказалось, "Клондайк" был узко (подчеркиваю, узко!) локализован. Поэтому с помощью ПСО (прим. Ред. -- ПСО: принцип сжимающих отображений), обширная область, где якобы лимонник растет как виноград на моем любимом Северном Кавказе, превратилась в "пятачок" (даже не десятчик). Но это обстоятельство не сказалось удручающе на состоянии духа гулявших. Прогулка была массовой (8 из 9 участников, замечу, что это больше, чем 5 из 36 и 6 из 45), захватывающей, дружной, веселой, азартной, и т.д., и т.п...

Смею обратить внимание читателей этих строк на другое обстоятельство. Увы, для меня несколько печальное и загадочное. Из 8 участвовавших в марш-броске, клещей удалось найти только мне (вот повезло!), хотя, может не я их, а они -- меня. Клещей было три -- и все на меня (или я на них). Как объяснил наш ботаник, по совместительству -- биолог, все клещи (просьба ударение ставить на второй слог) были взрослые и принадлежали к разным видам. Само по себе наличие клещей на гарном горном хлопце с Урала в октябре -- уже незаурядный факт, а уж то, что все они пришли ко мне -- просто невероятно. Видно, что распределение клещей по дискретному набору человек ненормально в математическом смысле. Функция распределения Лапласа дискретной случайной величины клещей по дискретному набору возможных мест пребывания явно здесь неприменима. Видимо, в этой глуши даже законы статистической физики не действуют.

Свой промах с оценкой масштабов даров природы Трансклюкатор компенсировал тем, что туда и обратно он провел нас по довольно хорошей тропе, заложенной Гурой и его соратниками, в отличие от ВИЙа, который в роли Сусанина ведет себя весьма неординарно: он идет напролом и только изредка слышны фразы: "Я вышел на тропу...", "Я свернул направо...", "Я свернул налево...", , "Я подпрыгнул..." (шутка) и тому подобное, -- при этом ни на секунду не сбавляя шага.

Из менее привлекательных событий можно выделить тот факт, что я вдруг решил заняться чудесами эквилибристики. Я пытался балансировать на двух бревнах, положенных одно на другое ортогонально друг другу (не буду на страницах сего дневника углубляться в математику и задавать скалярное произведение, хотя при этом смысл ортогональности теряет свою суть). После того, как я чуть не убился, стал в качестве подручных и подножных средств использовать лопату и RRLW. Кое-каких успехов я все же достиг, но на арену цирка с этим номером мне пока рановато. Причины, побудившие заняться меня неизвестно чем, доподлинно неизвестны (возможно, это были поиски интеграла движения и изучение теории устойчивости [теоремы Ляпунова не приводятся]). Переизбыток внутренней энергии выделялся в пространство любыми способами (ввиду больших квантовых чисел [мой рост 190 см в системе CGS], энергия выделялась непрерывным способом).

В "моем" дне я не останавливаюсь на описании быта, природы и времяпровождении вечеров (они достаточно описаны у других). Замечу, что этот вечер был ознаменован долгим хохотом в палатке из-за анекдотов, которые мы рассказывали друг другу с RRLW. Хоть Штирлиц и старый персонаж и кажется, что про него все известно нашлись смешные моменты для меня и RRLW.

Так закончился еще один день в тайге...

 

 

Халява. Дикая и беспробудная. Еще утром я проснулся с ощущением того, что сегодня, вопреки обещанному, мы никуда не уйдем. Ощущение не покидало весь день, создавая вакуум в желудке. Продремав примерно пару часов под тентом у костра, был неназойливо разбужен Иваном (сейчас, 04.10., он стоит и во сне гнусаво вскрикивает: "Классная медовуха!!!"). В 13.30 мы вышли делать заброску вещества по зимнику. Иван задал хороший темп, и мы взмыленные, втроем (Алексей, Иван, Андрей -- Питер) по безразлично чавкающей мари (разновидность болота, по ней был проложен зимник, по которому мы и шли) через 2,5 -- 3 часа причмокали к пересечению мари и человеческой дороги, где и оставили вещество. Обратный путь (мы стали на 15 -- 18 кг легче) занял примерно 2 часа, причем мы не переваливали через Метеоритную сопку, а обошли ее по зимнику. Мокрые мы прикатились в лагерь и обнаружили отсутствие В.И. Иван пошел поорать на болото, дабы В.И. нормально дойти, и встретив его на медовушном горючем, без фонарика, препроводил его в лагерь. На чем день и закончился. Под могучий храп В.И.

 

Ну вот и все -- сворачивается лагерь, собираются рюкзаки и мы под радостное пение рябчиков, что наконец-то иноземцы сваливают, двигаемся к ожидающей нас за перевалом машине.

Произведенный накануне перевод часов оказался ошибочным и мы опоздали ровно на 1 час.

Последние фотографии в тайге, спешное обламывание лимонника, немного болтания в кузове вахтовки и мы в гостеприимном доме Степана Александровича Ветрика. Дальше наши интересы разошлись -- начальник был озабочен вывозом выкопанного железа и представлением толстопузому начальству. Денис суетился в бане, Татьяна, Ася и Саша готовили обед, а все остальные, включая и летописца, работали в поле, помогая копать картошку.

А дальше был обед с хозяевами под интересные разговоры о метеоритах, тайге, тиграх и медведях, прерываемые только звоном кружек с прекрасным напитком, производители которого расположившись тут же за домом в своих небольших домиках использовали последние теплые дни для сбора меда на радость своим хозяевам. Да, прекрасный напиток -- медовуха, но надо быть осторожным и умеренным в потреблении его.

Сначала мы хотели поставить научный эксперимент и узнать (как истинные исследователи -- на себе) на что раньше начинает действовать сей напиток -- на ноги или голову, но всех так увлек процесс потребления, что цель эксперимента вскоре забылась и осталось одно ... хо -- ро -- шее -- е...

А дальше опять машины, сон на остановке у Лукьяновки, Дальнереченский ж/д вокзал, грязный вагон какого-то поезда со сломанной туалетной дверью и сон...

Разбудили точно, вывели на хороший перрон -- трясло от холода как эпилептика.

К Владивостоку подъезжали в ясную прохладную погоду.

Потом опять вокзал (очень цивильный), билеты, звонки домой, отправка груза, сдача багажа, попытка перекусить. Разделились на две группы -- большая часть поехала на морскую экскурсию, а Алеша В., Гриша и я на электричке отправились искать академгородок. Нашли на "Чайке", ул. Радио, 7 открытый институт, доброжелательные сторожа. Зам. Директора Анатолий Семенович разрешил переночевать в зале заседаний.

Выход в город, затем к морю, потом электричка, гуляние по центру красивого, но дорогого воскресного города. Встреча в 7.00. Багаж -- Илья -- электричка, ужин с лапшей -- с-о-н!


1000starsspylogranker