Происшествие на Белухе

Рассказ Вадима Hекpасова, участника тpагедии на Алтае ...Все началось еще год назад, когда мы возврались из похода по Кодару. Уже тогда, в поезде, строили планы на новый поход. Мы хотели в его рамках пройти по самым высоким вершинам трех алтайских хребтов. И вот, как и мечталось, мы на нынешнем маршруте. Южно-Чуйский хребет был благосклонен к нам - эта часть похода прошла без сучка и задоринки. а подходы и разведку пика Иик-ту затратили три дня. Рано утром 2 марта мы начали подъем по восточной ледовой стене. 700 метров ледового склона и дальше 350 метров по гребню - вот наш путь на вершину. И он пройден! За три дня пик Иик-ту покорен пермскими туристами. Далее - ледник Менсу Катунского хребта. Перевал Титова, и мы - на Томских стоянках. Так вот ты какая, Аккемская стена! Это Городилов, наш командир, на Алтае уже в пятый раз, лично я - впервые, поэтому и смотрю вокруг в немом восторге. Если бы не усиленная подготовка, не ежедневные тренировки и специально закупленное снаряжение, я бы всерьез задумался, глядя на "бутылку" (название маршрута по конфигурации). А сейчас рассматриваю ее совершенно спокойно, настраиваясь на тяжелую продолжительную работу. Весь день 13 марта ушел на подготовку. Отоспавшись и отъевшись, с отличным настроем и без тени мистики (сегодня пятница, 13-е, полнолуние), мы двинулись в путь. До "горлышка" оставалось 100-150 метров, когда одна за другой начали "шуршать" лавины. Вообще-то "бутылка" - самый безопасный в лавинном отношении маршрут на стене: снегу просто негде задерживаться на ледовом склоне. С одной стороны, это не опасно, с другой -"горлышко" в этой ситуации больше напоминает перемычку в песочных часах, только вместо песка сыплет снег. Снег теперь сходил непрерывно, и казалось, будто поверх льда идет снежная река, из-за которой самого льда не видно. ичего не оставалось, как зано-чевать здесь. Вырубаем ступни, навешиваем перила, к которым страхуемся сами и "пристраховываем" рюкзаки, натягиваем палатку... Около трех часов "без предупреждения" по нам прокатывает снежно-ледовый "трамвай". Хорошо, что мы находимся в скальном жолобе - нас не засыпало лавиной. Я - единственный пострадавший: с разбитым ухом и расколотой каской. Повязка наложена, и мы досиживаем остаток ночи. Но наутро нас обгоняет второй "трамвай", на этот раз уже из двух "вагонов". Побиты или покалечены все. У Любы Селивановой - сильнейшая черепно-мозговая травма. Она потеряла сознание сразу же - и больше не приходила в себя. Андрей Городилов тоже получил сильные увечья. Как выяснилось позднее, перелом основания черепа. А работы-то было предостаточно: предстоял спуск (который, как известно, всегда сложнее подъема) по ледовой стене около семисот метров и транспортировка пострадавшей. Вот так и началось это роковое для группы утро 15 марта. Первыми шли я и Андрей Городилов, дальше - Коля Костарев и Вадик Кузьмин, они спускали Любу и рюкзаки. Последним был Андрей Дворкин, он снимал веревки. Ледо буры оставляли на склоне - было не до экономии снаряжения: мы старались экономить время. о, несмотря на все усилия, работа продвигалась медленно... Что произошло потом, никто не видел, но все отреагировали на крик Андрея. Долгие, долгие секунды падения... В немом оцепенении мы всматривались в неподвижную точку на леднике внизу, на границе лавинных выносов. Может, шевельнется? ...Мы остались впятером с двумя веревками и пятью ледобурами посреди Аккемской стены. Решили бросить рюкзаки: надо было спасать Любу и выживать самим. Взяли только аптечку и горелки. Теперь первым шел Андрей Городилов, он навешивал веревки, Коля и Вадик спускали Любу, я шел последним. Если бы еще год назад мне сказали, что я буду спускаться по Аккемской стене "свободным падением" с нижней страховкой, я бы просто рассмеялся в ответ... Скрипя зубами, до боли зажав перебитых руках пираньи (ледовые молотки), весь остаток дня и большую часть ночи спускались мы вниз. С наступлением сумерек снова "зашуршали" лавины, но сейчас к ним прибавились завывание пролетающих мимо камней и побрякивание ледышек по каске. Коля прикрывал Любу своим телом. И откуда только у них с Вадиком силы брались! Кому хоть раз довелось спускать пострадавшего - знает, какой это титанический труд. Лед закончился. Глубокий снег - а кругом хищные пасти снежных провалов. Поиски безопасного пути ник чему не привели, и мы решили дождаться рассвета под одним из снежных козырьков. Возможно, именно это решение спасло нам жизнь, потому что вскоре после того, как мы укрылись в трещине, над нами прошла мощная лавина, которой нас бы сдернуло со склона, как тряпичных кукол. С рассветом мы продолжили спуск. Последние четыре "веревки" - и мы уже внизу, на леднике. У Любы пропал пульс, попытки привести ее в чувство были тщетны, искусственное дыхание тоже не помогало. И тут произошло, что снилось потом еще неделю. Сначала раздался очень низкий, заставляющий дрожать каждую клетку тела звук. Показалось, что земля задрожала. Вскинув голову вверх, тупо замираю, глядя на то, как огромное снежное облако, с ревом и гулом ударяясь о камни и увлекая их за собой, не катится, не летит и даже не движется - оно заполняет все вокруг Еще несколько секунд - и мы окажемся в объятиях этого снежного проклятья. Крик "Бежим!" вывел меня из оцепенения, и мы, откуда только силы взялись, кинулись бежать. Воздушная волна заставляла все быстрей и быстрей передвигать ноги, потом эта всепроникающая снежная пыль... Голова втянута в плечи, вперед выставлены остатки разбитой каски в предчувствии удара. о его не последовало. Мы успели убежать дальше границы выноса лавины. С трудом отыскали разбросанные вещи. Любу откопали сразу - ее не сильно завалило. А вот тело Андрея Дворкина засыпало основательно, и нам его было не откопать. Собрав остатки сил, оттащили тело Любы на безопасное расстояние. Только в избушке я понял, насколько мы вымотаны. Трое суток без сна и еды. Вечером Коля и Вадик сходили на ледник и принесли пуховики, в то время как я пытался отогреть обмороженные ноги. Утром 17 марта Вадик ушел за спасателями, и вечером того же дня двое из них пришли на Томские стоянки, принесли спальники и весть о том, что утром будет вертолет. Огромное спасибо ребятам из Аккемского поисково-спасательного отряда МЧС Горно-Алтайской республики. Восемь работников с инструментами и специально обученными собаками выгрузились на Аккемский ледник для поиска тела нашего погибшего товарища Андрея Дворкина, а нас доставили в Горно-Алтайск, где оказали всестороннюю помощь и поддержку. Вот, собственно, и вся история. Тела погибших были привезены в Пермь. Они похоронены в родной земле. Андрей Городилов и Вадим екрасов находятся в больнице. Каждый в определенвой ситуации нуждался в помощи. Она сейчас необходима участникам трагедии. Транспортировка тел, перевоз пострадавших и многое другое потребовали немалых денежных средств. Создан благотворительный фонд, счет его не пуст, но этого недостаточно. Если можете, помогите семьям погибших: филиал T 22/0199 Сберегательного банка России, расчетный счет 28248
1000starsspylogranker