Третья планета

Природа

История происхождения и развития жизни





3.4.1. Проблемы однозначного определения биологического вида

Решающим критерием, лежащим в основе определения биологического вида, является способность к скрещиванию. Обычно выдвигается условие: скрещивание должно происходить в естественных, природных условиях (см. определение в разделе 3.4). В самом деле, определение без этого дополнения было бы почти непригодным, как показывают следующие примеры:

Речной гравилат и городской гравилат (Geum rivale и Geum urbanum, рис. 3.52.) - два часто встречающиеся в одной местности вида травы, в природе не скрещиваются и, вследствие этого, кажутся двумя различными видами. Однако искусственным путем они способны нормально скрещиваться. Так должны ли эти два вида рассматриваться как два подвида, или все же, как самостоятельные виды? Гибридизация не происходит в природе, очевидно, потому, что оба вида требуют различных экологических условий. Речной гравилат предпочитает канавы и сырые луга, настоящий гравилат, напротив, - сухие места расположения у лесных дорог и в кустарниках. Подобные отношения встречаются и у красной и черной бузины (Sambucus racemosa и Sambucus nigra; рис. 3.53). Оба эти кустарника как самостоятельные виды в природе не смешиваются, так как они цветут в разное время. Красная бузина цветет с середины апреля, а черная - с конца мая. Искусственное оплодотворение, однако, вполне возможно и плодотворно.

Поэтому ограничение "в природных условиях" кажется довольно проблематичным. Названные виды гравилата способны легко скрещиваться и в природных условиях, что может происходить и c видами бузины, если бы произошло совпадение времени цветения. Граница между "естественным" и "искусственным" очевидно непостоянна. Ничего не изменится, если мы еще сузим определение и отделим только индивидуумы определенного вида от другого, которые в естественных условиях с особями другого вида не скрещиваются. Это подтверждается следующими примерами:

От двух видов чаек - клуши и серебристой чайки (Larus fuscus и Larus argentatus; рис. 3.54) происходит много видов, распространенных вокруг полярного круга. Между соседствующими видами часто встречаются гибриды. Конечные звенья в цепи этих видов - британская серебристая чайка и британская клуша, их места обитания пересекаются в северо-западной Европе (рис. 3.55). Оба эти вида чаек скрещиваются в природе крайне редко. "И хотя прямого генетического обмена не наблюдается, в конце концов все же возникает генетический "ток" от европейской клуши через околополярные промежуточные формы к европейской серебристой чайке. Над северо-западной Европой распространены "хорошие виды" серебристой чайки и клуши, которых следовало бы, в общем, классифицировать, как два подвида одного и того же вида"(Diel 1980).

Подобные отношения можно встретить и у большой синицы (Parus major). С одной стороны, их географические виды переходят постепенно из одного в другой; с другой стороны, есть области, в которых "перекрывающие" друг друга виды почти не скрещиваются (рис. 3.56). У распространенных от Канады до Мексиканского залива леопардовых лягушек (Rana pipiens) особи видов, обитающих на севере, при скрещивании с такими же определенными видами из южных областей производят лишь рано гибнущие эмбрионы (рис. 10.3). Среди особей соседствующих популяций возможны все же плодовитые гибриды. Если бы эти виды лягушек в нескольких, находящихся посередине областях, вымерли, то оставшиеся популяции оказались бы генетически изолированными друг от друга, и тогда они представляли бы собой два "хороших вида". На основании определения биологического вида в этих случаях невозможно точно решить, один или два вида перед нами - ответ остается на усмотрении таксономов. Биологическое определение видов в этом отношении неудовлетворительно. Генетик Гготшалк считает: "Мы действительно не можем абсолютно точно и без тени противоречий сказать, что мы понимаем под биологическим видом" (1974, с. 10). М.Дайел констатирует: "Не существует единого и удовлетворительного во всех отношениях определения вида именно из-за сложности такого феномена природы как вид" (1980. с. 124).

Названные примеры можно сравнить с моментальной фотографией, запечатлевшей процессы образования популяций и видов. Опрометчиво было бы судить о них как о начале широкомасштабных эволюционных процессов. Обычно при этом приводят аргументы, что как раз таких примеров неоднозначно разграниченных пород или видов и следует ожидать от эволюционной теории, так как все равно все виды находятся в процессе развития. В таком случае биологическое определение вида обязательно должно быть само по себе незавершенным. С течением времени из новых пород возникали бы однозначно разграниченные виды, а из них - новые роды, семейства и так далее. Под это подводится мысль, что не существует каких-либо чётких критериев разделения видов, поскольку, так или иначе, все организмы подвержены непрерывным эволюционным изменениям. Если исходить из предпосылки всеобщности эволюции, то можно ожидать и непрерывности развития вида. Но, приводя свою аргументацию, следует учесть, что наблюдаемые явления и процессы (ареалы обитания видов, плавные переходы из одного вида в другой) представляют собой только микроэволюционные процессы. Проблематика макроэволюции остается, тем самым, даже незатронутой.

Не следует путать переходную стадию к новому биологическому виду со "стадией развития от низших форм к высшим". Создание механизма изоляции - это необходимое, но далеко не исчерпывающее условие для макроэволюции. Непрерывность развития форм - явление отнюдь не всеобщее, плавные переходы между видами не являются правилом. Отсюда возникает вопрос, все ли наблюдаемые сегодня разрывы между различными видами можно объяснить тем, что промежуточные, соединяющие их формы вымерли или эти разрывы (хаитусы), по крайней мере, частично, указывают на раздельное развитие видов. На этот вопрос необходимо ответить не теоретически, а экспериментально, что в настоящее время, кажется, не представляется возможным. Предположения о непрерывности развития видов, (несмотря на небольшие хаитусы, которые могут возникнуть в результате действия механизма изоляции) всякий раз являлись следствием из предполагаемой (но не доказанной) теории эволюции (согласно которой и следовало бы ожидать непрерывности развития) и на сегодняшнем уровне знаний не могут быть подтверждены фактами. Эволюционистское толкование (постулат), согласно которому в действительности не существует истинных критериев разделения видов. является не результатом эмпирического исследования, а продиктовано теорией. (К вопросу об удовлетворительном определении видов подробнее вернемся в главе 10).  


Рис. 3.52. Цветы и плоды речного гравилата (слева) и городского гравилата.


Рис. 3.53. Красная (наверху) и черная бузина во время цветения.

Рис. 3.54. Клуша (наверху), серебристая чайка (внизу), а также промежуточная форма (посередине). (Рисунок THOMAS HILSBERG)

 

Рис. 3.55. Ареал обитания клуши и серебристой чайки. (По MEYER, DAUMER, 1981)


Рис. 3.56. Ареал обитания синицы Parus major (По MEYER, DAUMER, 1981)





Атлас мира: страны и города. История земли, мир животных, биология, ботаника, географические карты, общая география...


Третья планета © 2007-
При копировании материалов с сайта, гиперссылка на сайт обязательна.
Рейтинг@Mail.ru