Третья планета

История Земли



ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ

Во внутренних областях континентов

На любой карте мира, начерченной два-три столетия назад, мы найдем обширные «белые пятна» внутри материков: Австралии, Африки, Америки и во многих частях громадной Евразии. Зачастую эти «белые пятна» не сразу заметны. Картографы заполняли их в старину, по слухам и своим соображениям вычерчивая горные хребты, озера и реки. Но с каждым столетием карты принимали более близкий к истине вид.

О самом маленьком континенте — Австралии — рассказывать почти ничего не придется. В XVIII в. исследование ее ограничивалось в сущности лишь побережьями. Только в конце века удалось закончить определение контуров Австралийского материка и установить, что Тасмания не полуостров, а остров, отделенный от Австралии проливом. Внутренние области Австралии, ее озера, горные хребты, реки появились на карте уже в XIX в.

Много важных открытий было сделано в XVIII в. в глубине Североамериканского материка. Начало этим открытиям положили французские и английские охотники за пушным зверем и торговцы пушниной, проникавшие все дальше на запад от побережья Атлантики к побережью Тихого океана. Эти «лесные бродяги» красочно изображены на страницах романов американского писателя Фенимора Купера. Появление на географических картах неизвестных ранее европейцам рек и озер означало обычно, что на этих реках лилась кровь и истреблялись индейские племена. Недаром любимый герой Купера Натаниэль Бампо, друг индейского племени делаваров, прозванный в молодости Зверобоем, говорил, очутившись на берегу одного из озер: «Я рад, что у этого озера еще нет имени... по крайней мере имени, данного бледнолицыми, потому что если они окрестят по-своему какую-нибудь местность, то это всегда предвещает опустошение и разорение...»

2880-1.jpg

Иван Иванович Лепехин.

Из путешествий, которые способствовали созданию правильной карты внутренних областей Североамериканского материка, выделяются экспедиции Самуэля Херна и Александра Макёнзи. И тот и другой достигли побережья Северного Ледовитого океана, а Макёнзи побывал и на тихоокеанских берегах. В 1789 г. Александр Макёнзи с небольшим отрядом добрался до Большого Невольничьего озера и поплыл по реке, вытекающей из озера. Куда течет эта река, тогда еще не было достоверно известно, но на некоторых картах ее изображали впадающей в Тихий океан. Плывя в западном направлении, путешественник надеялся выйти к Тихому океану. Но неожиданно река круто повернула на север. После долгого и тяжелого плавания Макёнзи убедился, что он приближается к «Великому Северному морю» (Северному Ледовитому океану). Вскоре вдали показалось море. Провизия была на исходе, и Макёнзи поспешил в обратный путь, а река, которая перестала быть загадкой для картографов, была названа впоследствии его именем. В 1792 г. Макёнзи вторично отправился в большой и трудный маршрут. Он пересек с востока на запад весь континент, пройдя свыше пяти тысяч километров. Его путь пролегал от реки Св. Лаврентия к озеру Атабаска, и оттуда речными путями и по суше к Скалистым горам и дальше на запад к побережью Тихого океана. Такого большого маршрута не совершала в Северной Америке в XVIII в. ни одна экспедиция.

2880-2.jpg

Петр Симон Паллас.

Из путешествий, совершенных в Южной Америке, достойна внимания большая Перуанская экспедиция, снаряженная Французской академией наук в 1735 г. Экспедиция должна была провести измерения дуги меридиана для уточнения формы Земли. После того как работы были закончены, начальник экспедиции Кондамин отправился в плавание с несколькими спутниками проводниками по Амазонке от ее верхнего течения до устья. Это было первое путешествие по Амазонке, совершенное ученым-исследователем.

«Белые пятна» на картах Африки на протяжении XVIII столетия сравнительно мало уменьшились в размерах. Картографам были известны главным образом окраины Африки, ее побережья. В глубь Африки европейцам удавалось проникать только изредка.

В Евразии для создания правильной карты Каспийского моря много сделали экспедиции, снаряженные Петром I. В 1715 г. экспедиция Александра Бековича-Черкасского составила карту Каспийского моря. Другая карта Каспия была составлена в 1719—1720 гг. гидрографами Карлом Верденом я Федором Ивановичем Соймоновым. В 1726 г. Соймонов обошел все побережье великого озера-моря и уточнил его очертания на карте. Ему принадлежит обстоятельное описание Каспия.

Почетное место в истории географических исследований принадлежит научным экспедициям второй половины XVIII столетия, снаряженным Петербургской Академией наук. Эти экспедиции изучали Европейскую и Азиатскую части нашей страны: Русскую равнину, Уральские горы, Сибирь. Их пути протянулись от Белого до Каспийского моря, от берегов Невы до Байкала и Забайкалья. Мысль о больших экспедициях подобного рода принадлежала М. В. Ломоносову. Великий ученый сделал много для развития отечественной географии. Долгое время, вплоть до последних дней жизни, он возглавлял Географический департамент Академии наук. Ломоносов неустанно призывал изучать природу и хозяйство России. Он настойчиво добивался снаряжения Академией наук экспедиций для географического изучения страны. Но это начинание не встретило при его жизни должного понимания и поддержки. Через несколько лет после смерти М. В. Ломоносова большие академические экспедиции все же были снаряжены.

Наиболее значительными по результатам оказались работы Петра Симона Палласа и Ивана Ивановича Лепехина. Паллас, один из крупнейших натуралистов XVIII в., проделал громадный путь от волжских земель к забайкальским хребтам. Его спутниками были Василий Федорович Зуев и Никита Петрович Соколов, впоследствии известные ученые. Когда началось путешествие, Палласу было 26 лет, а Зуеву шел всего пятнадцатый год. Это один из самых замечательных юных путешественников, когда-либо участвовавших в столь далеких и трудных маршрутах. В своем дневнике Паллас писал, что за время долгой экспедиции он потерял здоровье и поседел. Труд Палласа повествует нам о Поволжье и Урале, об Алтае и Саянских горах, о далеком озере Байкал и Забайкалье.

Около пяти лет длилось путешествие Лепехина и его помощника Николая Яковлевича Озерецковского. Их пути пролегли от Балтийского моря до Каспия, а оттуда к Уральским горам и на Крайний Север страны, к побережью Белого моря. Обо всем виденном Лепехин рассказал в своем обширном труде «Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства».

Описания Палласа, Лепехина и других участников академических экспедиций 1768—1774 гг. и поныне сохраняют большую научную ценность. Они способствовали в свое время уточнениям географической карты, но главное их значение в другом. В них содержится множество самых разнообразных сведений о природе и хозяйстве России XVIII столетия. На их страницах оживают старинные города и селения. Тут и Архангельский край, и волжские земли, горнозаводский Урал и Сибирь, какими были они два столетия назад. Путешественниками были найдены многие неизвестные ранее виды растений, птиц, насекомых, описаны месторождения руд, реки, озера, строение горных хребтов.

Отчеты академических экспедиций XVIII столетия рассказывают не об удивительных приключениях и нежданных открытиях, а об упорных исследованиях, неустанных научных трудах.



Атлас мира: страны и города. История земли, мир животных, биология, ботаника, географические карты, общая география...


Третья планета © 2007-
При копировании материалов с сайта, гиперссылка на сайт обязательна.
Рейтинг@Mail.ru